Мы разрешаем использовать наши материалы при условии активной гиперссылки на сайтBES.media.

Запрещена перепечатка агитационных материалов.

Истории

"Чиновники пытались контролировать результат". Что не так с опросами, проведёнными госорганами

24.01.2024
Фото с сайта pixabay.com

Изучением общественного мнения занимаются сегодня все кому не лень – от специализированных институтов до блогеров. Разбираемся, кому можно верить, а какие опросы опасны.

Запрос на изучение общественного мнения в Казахстане большой. Опросы проводят многие и по разным направлениям – от спроса на товары до оценки политических и экономических изменений. Для чего они нужны, в чем их польза и опасность?

Для чего нужны опросы

Исследования общественного мнения используется практически во всех сферах. Бизнес опирается на их результаты, принимая решение проводить ли конкретную рекламную кампанию или создавать новую услугу. Политические партии выстраивают на основе соцопросов свои предвыборные программы. Через соцопросы изучают настроения в обществе, мнение людей по каким-то конкретным вопросам, отношение общества к власти и многое другое.

Президент Казахстана ещё в 2021 году предложил включить мнение общества в критерии оценки работы чиновников: "Важным моментом должны стать независимые социологические опросы. Они дают объективную картину реального отношения населения к качеству работы органов власти. Через опросы голоса граждан слышны напрямую, а не посредством формальных отчётов".

Как чиновники изучают общественное мнение

Госорганы активно заказывают всевозможные соцопросы, как на республиканском, так и местном уровнях. На портале госзакупок размещены сотни лотов о закупке услуг по изучению общественного мнения.

Основной запрос акиматов:

  • изучение общественного мнения о коррупционных проявлениях;
  • отношение населения к религии;
  • мониторинг общественно-политической ситуации;
  • оценка качества госуслуг.

За 2023 финансовый год завершены 28 конкурсов на общую сумму 65,4 млн тенге. Интересно, что коридор цен, которые предлагает государство за услуги по изучению общественного мнения, очень широкий. К примеру:

  • на изучение общественно-политической ситуации в Шалкарском районе (Актюбинская область) выделено 300 тысяч тенге;
  • на мониторинг общественно-политической ситуации в Шиелийском районе (Кызылординская область) – 773,6 тысячи тенге;
  • мониторинг общественно-политической ситуации в Восточно-Казахстанской области в целом обошёлся бюджету в 2,2 млн тенге;
  • в Карагандинской области делается единый социологический мониторинг оценки внутриполитической ситуации региона за 2,8 млн тенге;
  • в Абайской области заказали целую карту общественно-политической ситуации в регионе на сумму 13,7 млн тенге.

Социологи к этому интересу чиновников относятся скептически. Руководитель Центра исследований "Сандж" Жанар Джандосова считает, что пик этого интереса уже прошёл.

undefined
Фото Жанар Джандосовой в Facebook

"В 90-х годах у нас, социологических компаний, было, можно сказать, противостояние с госорганами, на нас регулярно нападали, за то что мы публикуем мнение общества по коррупции, качеству образования или здравоохранения, по оценке госорганов. Позднее, когда в стандарты госуслуг попали требования о необходимости сверяться с общественным мнением, госорганы стали более открытыми, стали интересоваться. В 2005-2007 годах они захотели контролировать этот процесс, стали выделять средства на проведение исследований и даже пытались контролировать результат. В это время усиливается Гражданский альянс, появляются приближённые к госорганам НПО. Сейчас, мне кажется, наоборот, началось какое-то охлаждение к исследованиям, мы прошли пик интереса к опросам, что заметно по снижению бюджетов госорганов на социологические исследования", – сказала она.

Зачем тратить деньги из бюджета, если есть соцсети

Опросы в социальных сетях ни в коем случае нельзя использовать как мерило общественного мнения в целом, предупреждают эксперты. И тем более – принимать какие-то решения на основании результатов таких опросов.

Причин здесь несколько. В первую очередь социальные сети, Telegram-каналы ограничены по числу пользователей интернета, а в их число входят не все граждане. Второе – у каждого канала или страницы есть сформировавшаяся целевая аудитория, которая не отражает срез всех слоев граждан: по возрастным, гендерным группам, уровню образования, языку общения и так далее.

"Аудитории разных пабликов не могут представлять собой генеральную совокупность всего населения страны, потому что это маленькая, наиболее активная и не рандомная аудитория. Вы можете проводить опросы среди своей аудитории, но по ним можно будет судить только о вашей аудитории. Вероятность того, что ваши друзья читают вашу страницу, – 100%, а что мои друзья читают вашу же страницу – уже 50%. А какой-то человек из региона вообще не читает, нулевая вероятность. Для качественного опроса необходима выборка, похожая на генеральную совокупность, причём эта выборка должна быть случайной. Случайность – это обязательное условие социологического исследования. Опросы в пабликах – это выборка не случайная. Но по таким опросам можно узнать настроения разных социальных групп, и это тоже важно", – отметила Джандосова.

Именно выборка имеет важное значение для достоверности и объективности результатов опроса. Причём важно не количество респондентов, а их принадлежность к определённым группам. Если выборка сделана неверно, то под сомнение ставятся полностью результаты.

"У социологов есть присказка: "Нет смысла съесть весь котёл, чтобы понять вкус похлёбки". То есть выборка не берётся как определённый процент от генеральной совокупности. Обычно для 95% достоверности достаточно 385 респондентов и для 20-миллионного Казахстана, и для полуторамиллиардного Китая. Главное, чтобы выборка была случайной в общестрановом масштабе, то есть представляла разные местности страны, а не взята, например, в одном городе или, ещё хуже, – в одном торговом центре. Если вы хотите получать детализированные результаты для отдельных областей, вы должны увеличить выборку, например, до 2 тысяч респондентов. Но выборки в несколько тысяч, например 10-20 тысяч респондентов, избыточны. Они не добавляют полезной информации и мало снижают ошибку выборки", – объясняла спикер.

Как работают с результатами опросов

В идеале, основываясь на мнении граждан, чиновники должны принимать решения для устранения недостатков в своей работе. Фактически опрос может быть эффективным элементом общественного аудита для госорганов, и игнорировать его нельзя.

"Не проводя хорошие опросы, госорганы упускают возможность принимать качественные решение. А если опрос неверный – могут принять неверное решение, которое повлияет на нас, на всё общество. Допустим, проведут опрос, который покажет, что в Казахстане все довольны ситуацией с доступом к детским садам. И акиматы решат, что можно больше не выделять средства на детские сады, потому что всё хорошо. А оказывается, что ситуация плохая, просто опрос был некачественный и госорган не смог понять, что есть спрос на детсады. И возникает ситуация, когда люди недовольны", – объяснил социолог исследовательского центра Paperlab Серик Бейсембаев.

undefined
Фото Серика Бейсембаева с Facebook 

В практике центра "Сандж" – многолетний опыт сотрудничества с разными госорганами, и есть разные примеры результатов этой работы. Джандосова приводит в пример работу с Агентством по делам госслужбы, по заказу которого проводился опрос удовлетворённости граждан качеством оказываемых госуслуг. На основе опросов затем устраняли недостатки в работе ЦОНов. Другой пример – улучшение работы органов госдоходов.

"Несколько лет мы проводили мониторинг услуг налоговых и таможенных органов для Ассоциации налогоплательщиков. Это неправительственная организация, но они работают с госорганами. И я должна сказать, что это один из самых удачных примеров методов влияния. Потому что в течение небольшого времени, нескольких лет, качество услуг в налоговых органах улучшилось: ушли бесконечные очереди в налоговых, неоправданные начисления штрафов, повысилась скорость обслуживания, снизились сроки оказания услуг, многие услуги перешли в онлайн. Из года в год они действительно улучшали работу, смотрели на данные опросов и исправляли ошибки", – рассказала Джандосова.

Как можно контролировать результат соцопроса

Социологи уверены, что при правильной методологии проведения соцопроса результаты будут получены достоверные. Другое дело, правильно ли выбиралась методика и целевые группы.

"Мы используем понятие "репрезентативность". Чтобы её обеспечить, есть своя методология. Грубо говоря, каждый казахстанец от 18 лет должен иметь вероятность попасть в выборку опроса. Социологи делают случайную выборку, и таким образом обеспечивается равная вероятность попадания в выборку любого гражданина. Только тогда можно говорить, что опрос отражает мнение населения", – пояснил Бейсембаев.

Манипуляции возможны, когда намеренно подменяют целевые группы для исследования. Например, для оценки эффективности работы госслужащих опрашивают самих же госслужащих. Иногда случаются и более странные случаи.

"У нас в практике был такой случай, когда мы представляли результаты исследования на общественном совете по коррупции, и один из замов руководителя сказал: "Дайте контакты респондентов, мы с этими людьми проведем работу, и они поймут, что коррупции у нас нет". Нам пришлось объяснять, что дело не в этих 500 гражданах, и работать надо не с ними, а просто искоренять коррупцию, чтобы поменялось мнение населения, – вспомнила Жанар Джандосова. – Вся проблема госорганов в том, что сейчас очень много исследований выполняют подконтрольные НПО, которые готовы подгонять результаты под нужные цифры или в лучшем случае просто скрывать или не публиковать неудобные результаты".

По мнению экспертов, наиболее очевидные манипуляции с данными происходят на выборах – при проведении exit-poll (опрос избирателей на выходе из избирательного участка). Причина скептического отношениях социологов к данным exit-poll проста: цифры независимых опросов почти полностью идентичны официальным данным.

"Когда везде получилась одинаковая цифра по явке, по всем регионам – ну не бывает такого, чтобы цифра везде совпадала. Проверить это очень легко. Обычно, когда получают данные в целом по Казахстану, мы загружаем их в машину, и видим, что данные по женщинам – одни, по мужчинам – другие, по другим критериям – не совпадают", – объяснила Джандосова.

"Во всём мире для проведения exit-poll привлекают разные компании. У нас ограничили законодательно возможности для компаний, а сами exit-poll больше стали инструментом либо манипуляции общественным мнением, либо дополнительным способом подкрепить официальные результаты. Я очень критически отношусь к нашим exit-poll, потому что это больше про манипуляцию, а не про реальное изучение общественного мнения", – добавил Серик Бейсембаев.

Эксперты не ставят под сомнение результаты всех проводимых по заказу госорганов исследований. Но подчёркивают: оценить их качество невозможно, так как большинство результатов этих исследований не публикуют в открытом доступе.

–––