Мы разрешаем использовать наши материалы при условии активной гиперссылки на сайтBES.media.

Запрещена перепечатка агитационных материалов.

Мнения

Снижение инфляции – не заслуга правительства и Нацбанка: экономист Айман Турсынхан

04.01.2024

Директор форсайтингового агентства EXIMAR Айман Турсынхан оценила работу правительства по снижению инфляции.

В марте 2023 года Касым-Жомарт Токаев, выступая на пленарном заседании мажилиса, поручил снизить уровень инфляции в два раза. Премьер-министр Алихан Смаилов, подводя итоги года, отметил, что к концу 2023-го ожидается снижение уровня инфляции до 9,8%. По сути задача выполнена, но что на это повлияло? Для BES.media рассуждает экономист Айман Турсынхан.

Правительство до сих пор не решило вопрос о снижении процентов по кредитам 

"Правительство и Нацбанк утверждают, что темпы инфляции на текущий год (на начало декабря 2023 года) составляют 10,2% по сравнению с началом года – в более чем 20%. По их мнению, замедление инфляции является результатом эффективной реакции на повышение базовой ставки, осуществлённое Нацбанком. Если вы помните, максимальная ставка достигала 16,75 и сейчас снижена до 15,75%. Однако в истории республики, длиною более 32 лет, пиковые повышения базовой ставки Нацбанка, как правило, не сдерживали инфляцию, а стимулировали долгосрочный инфляционный тренд.

Это обусловлено механикой ценообразования: чем выше цена денег, тем больше они стоят как для потребителя, так и для производителя. Потребители, не планирующие возврат долгов, всегда найдут способ взять кредит в надежде на лучшее будущее под любые проценты, даже под 100%.

В нашем правительстве до сих пор не решён вопрос об ограничении максимальной допустимой стоимости денег на коммерческом рынке займов – 56% годовых, что считается чрезмерно высоким. Пиковые моменты в истории республики за 32 года, связанные с резким повышением базовой ставки, привели к обогащению только банковской системы. В "старом Казахстане" было ясно, в чьих интересах работал банковский сектор, полностью монополизированный семьёй бывшего президента Нурсултана Назарбаева. Сегодня, несмотря на заявления о преобразованиях и создании "нового Казахстана", ситуация остаётся прежней, сосредоточенной на обогащении банковского сектора. Высокая стоимость денег приводит к тому, что реальный сектор перестаёт брать кредиты, в результате чего предприятия закрываются и банкротятся.

–––

Читайте также:

–––

Правительство продолжает субсидировать избранных предпринимателей

Из бюджета страны вымываются огромные суммы на субсидирование ставок вознаграждения. Чем выше ставка Нацбанка, тем больше средств из бюджета расходуется на такое субсидирование. Так, расходы бюджета на эту статью достигают почти триллиона тенге. Необходимо привести ситуацию в соответствие с нормальными условиями, ограничить спекулятивное кредитование, сделать средства доступными для реального сектора, что решит ключевые проблемы, влияющие на социально-экономическое благополучие и устойчивость налогооблагаемой базы в стране.

Первая проблема – это создание и сохранение рабочих мест, что обеспечивает стабильный доход для наёмных работников. Вторая – адекватность стоимости денег в реальном секторе, которая не позволяет производителям создавать спекулятивные подушки. Так, стандартная отпускная цена продукции для бизнеса при кредитах уже идёт на минус 24%. Однако правительство продолжает субсидировать избранных предпринимателей, в то время как остальной бизнес страдает от высоких ставок кредитования или обращается в микрофинансовые организации, где процентные ставки достигают 36-40%, а максимальный уровень, законодательно установленный в 56%, остаётся неприемлемо высоким.

–––

Читайте также:

–––

Усилия Нацбанка кажутся неэффективными

Повышение базовой ставки Нацбанка никогда не рассматривается как сдерживающий фактор для инфляции, так как не отлажен механизм ограничения спекулятивного кредитования. В результате образуется кредитный пузырь, особенно в сфере потребительских необеспеченных займов. На каждый доллар такого займа приходится 1,3 доллара сформированных провизий, которые изъяты из экономики. Из экономики за счёт спекулятивного кредитования изымается 2,3 доллара на каждый доллар подобного займа.

Потребительские займы, как правило, никогда не гасятся. Реальная картина по неработающим займам составляет более 70%. Банки постоянно проводят реструктуризацию, выводят за баланс, разрабатывают схемы по продаже этого портфеля различным сомнительным компаниям. В этой связи усилия Тимура Сулейменова (председатель Нацбанка) по усилению пруденциальных нормативов, относящихся к потребительскому кредитованию, кажутся неэффективными. Повышение базовой ставки в таких условиях без строгой процедуры ограничения потребительского кредитования до 15% от кредитного портфеля любого банка, как это практикуется в развитых странах, не будет работать как ограничитель потребления. Потребление продолжится, но по значительно высокой цене, в результате чего полностью разрушится весь реальный сектор и МСБ. В результате в структуре стоимости любого продукта, например, булки хлеба, будет заложен кредитный пузырь от 24 до 56%, работающий исключительно в пользу крупных банковских структур и их аффилированных лиц".

–––

Читайте также:

–––

Контекст

В октябре этого года премьер-министр Алихан Смаилов сделал замечание заместителю председателя Национального банка Берику Шолпанкулову, который одной из причин снижения инфляции назвал высокую базу. По словам Алихана Смаилова, значительное замедление инфляции стало возможным благодаря комплексной антиинфляционной работе правительства. В беседе с корреспондентом BES.media Шолпанкулов уточнил, что "в докладе всего лишь констатировал факты". Замедление инфляции с 13,1 в августе до 11,8% в сентябре, по его словам, произошло в условиях, в том числе, "умеренно-жёсткой денежно-кредитной политики, то есть достаточно высокой базовой ставки".

"Я думаю многие согласны, что ставка достаточно высокая с 2022 года", – пояснил он.

Согласно исследованию Freedom Finance Global, индикаторы инфляционных ожиданий среди населения Казахстана значительно увеличились в ноябре, достигнув новых максимальных значений. Доля людей, ожидающих ускоренного роста цен в течение месяца, выросла с 24,6 до 30,2%, что является самым высоким показателем с декабря 2022 года. Ожидания сильного роста цен в следующие 12 месяцев также увеличились с 24,4 до 27,3%, достигнув максимального значения в истории исследований.

–––

Читайте также:

–––