Мы разрешаем использовать наши материалы при условии активной гиперссылки на сайтBES.media.

Запрещена перепечатка агитационных материалов.

Истории

В Казахстане можно делать деньги из воздуха. Как такое провернули в Tengri Bank – версия обвинения

21.08.2023
istock
В период, когда казахстанские банки активно самоустранялись, объединялись и всячески сводили на нет свое существование, Tengri Bank не остался в стороне и принял участие в этом тренде.

Бывшие топ-менеджеры Tengri Bank Ержан Шайкенов и Бахтияр Ильясов оказались на скамье подсудимых, а граждане Индии, которые работали в банке от имени акционера Punjab National Bank, объявлены в розыск. Детали масштабных финансовых махинаций, которые, по версии обвинения, использовало правление банка, стали известны BES.media.

В чем и кого обвиняют

В деле топ-менеджеров Тенгри банка говорится, что по итогу «деятельности» обвиняемых с 2015 по 2020 год банку нанесен ущерб в 23,5 млрд тенге. Схемы включали создание фиктивных компаний, переводы денег через цепочки компаний и использование кредитных линий для личной выгоды. Часть средств уходила на финансирование строительства двух ЖК в Алматы – Terra и Braun.

Ключевыми фигурами в этом процессе являются Тимур Куанышев (бизнесмен из списка Forbes Kazakhstan и брат бывшего посла Казахстана в Индии Дулата Куанышева) и топ-менеджеры Tengri Bank: Шайкенов, Ильясов, и Мухтар Беккали. Всего на скамье подсудимых 25 человек.

Беккали и Шайкенов в бытность работы в Темирбанке (фото – Interfax)

Примечательно, что во время дачи показаний Шайкенов раскрыл новые имена в этом деле, среди которых осужденный бывший глава КНБ Карим Масимов, бывший помощник первого президента Нурсултана Назарбаева и экс-председатель Национального банка Данияр Акишев и осужденный по делу о хищениях в AsiaCredit Bank бизнесмен Орифджан Шадиев. Об их причастности к делу о хищениях в Tengri Bank BES.media расскажет в следующих материалах.

Читайте также:

Экс-миллионер Шадиев на скамье подсудимых по делу о хищениях в AsiaCredit Bank. Рассказываем, в чем его обвиняют

Обвинение считает, что подсудимые использовали своё должностное положение и знание банковской системы для создания сложных схем, которые позволяли выводить средства на внешние счета. Следствие выяснило, что через цепочку компаний они выводили миллиарды тенге и миллионы долларов.

Расследование также выявило связи между членами этой группы и родственниками, которые играли роли директоров и учредителей в некоторых фиктивных компаниях.

Схема вывода денег из Tengri Bank

Если коротко, долги погашались долгами, изредка использовались кредиты по линиям Asia Credit Bank и Банка Астаны, в львиной доле случаев кредитором выступал сам Tengri Bank. Не все заёмные средства доходили до банков – они оседали на счетах фиктивных компаний.

Обвинение утверждает, что правление оказывало давление на все комитеты, чтобы те выдавали запрашиваемые средства фиктивным компаниям, якобы это было в «интересах банка».

Классическая схема, использованная в дальнейшем многократно: покупается/создается ТОО, руководителем назначают знакомого/родственника. Ему указывают оклад в 1-2 млн тенге в месяц. Директор подает заявку в банк на выдачу краткосрочного (до двух лет) займа. В большинстве случаев под залог предоставляется фиктивное имущество. Затем через счета других ТОО полученные средства идут на погашение кредита. И так до бесконечности.

Обвинение ссылается на нарушение кредитного и посткредитного процессов путем подделки официальных документов – решений кредитного комитета. Из-за хищений у банков снизилась ликвидность.

Акционеры и руководство Tengri Bank подали около 15 заявлений о различных фактах мошенничества.

Истец уверяет, что выданы необеспеченные займы на 10,5 млрд тенге компаниям, аффилированным с Шайкеновым – ТОО «Tau Cargo», ТОО «Kilo», ТОО «Paranoid» и ТОО «Коктем инвест». Им предоставлен индивидуальный график погашения – 100 тысяч тенге в месяц.

Лес рубят – щепки летят

Примечательно, что помимо прочих судят 14 человек уровня директора департамента.

По сути эти сотрудники никак не влияют на регламентирование внутренних нормативных документов, которые и позволяли одобрить любой заём. Похожее наблюдается и на суде с делом по Astana LRT – крупные фигуры активно размазывают ответственность на своих сотрудников.

Их активно допрашивают десятки часов, хотя по логике обвинительного акта основными инициаторами указаны Ержан Шайкенов и бизнесмен из спика Forbes Тимур Куанышев. Но последний в деле проходит как случайный прохожий, хотя ликвидационной комиссия просила привлечь и его, но суду он неинтересен.

Весь последующий рассказ строится из данных обвинительного акта и некоторых материалах из судебного процесса.

Читайте также:

«Вы много берёте на себя»: судья по делу LRT ополчилась против адвокатов подсудимых

«Эксперт» для банка

По версии обвинения, летом 2015 года Тимур Куанышев, председатель совета директоров и представитель владельца (его жена Альфия также имела акции Tengri Bank), 7,38% акций АО ДБ «Punjab National Bank Казахстан» (в 2016 году переименован в Tengri Bank и в дальнейшем будет указываться по текущему наименованию), предложил Ержану Шайкенову возглавить руководство Tengri Bank и управлять им при условии привлечения инвестиций для его развития через выкуп новых акций.

Тимур Куанышев являлся крупным акционером банка через своих доверенных лиц – супругу Альфию Куанышеву (7,65% акций), Алию Нургалиеву (4,05%), Ринара Рахимова (6,2%), Санию Жакупову (4,05%).

Тимур Куанышев входил в список 50 самых влиятельных бизнесменов 2017 года, по версии Forbes Kazakhstan. По данным журнала, ему принадлежат нефтяная и горнодобывающая компании. Был председателем совета директоров АО «Tengri Bank».

Читайте также:

АРРФР* требует привлечь к уголовной ответственности бизнесмена из списка Forbes Тимура Куанышева

Ержан Шайкенов занимал руководящие должности в АО «Темірбанк» с 2006 по 2013 год и был председателем правления. Шайкенов говорил в суде, что Куанышев его уговаривал занять должность и приобрести долю в банке.

После согласия Шайкенова было заключено соглашение с Тимуром Куанышевым о распределении контрольного пакета акций (25,5%/25,5%). Часть акций была передана Шайкенову в обмен на привлечение финансирования, и он обязался выплатить Куанышеву определенную сумму за остальные акции. Шайкенов также использовал своих связанных лиц и компании для выкупа акций.

В соответствии с соглашением Шайкенов получил 30% акций от доли казахстанских акционеров (15,3% от общего числа акций банка) в обмен на финансовое участие в увеличении уставного капитала банка. Он также согласился выплатить Тимуру Куанышеву 7 млн долларов за 20% акций от доли казахстанских акционеров (10,2% от общего числа акций банка), или 10 миллионов долларов при расчете в рассрочку на три года.

Планировалось, что Шайкенов будет формировать правление и управлять банком.

Шайкенов привлек доверенное лицо – Бахтияра Ильясова, с которым работал в Темирбанке, для приобретения инвестиций.

Обвинение утверждает, что Шайкенов, осознавая, что он не может быть назначен исполнительным руководителем банка как крупный акционер, решил приобрести акции через своих доверенных лиц и компании:

  • ТОО «Новоникольский» – 4,3% акций Tengri (директор и учредитель – Алмас Бақытов)
  • ТОО «A-Treasure» – 4,8% акций Tengri (переименован в Paranoid (директор и учредитель – Кенжехан Бактыбаева))
  • Мырзатай Ыдырыс – 9,1% акций Tengri (родственник супруги Шайкенова – Алия Баспакова)
  • Ажмат Алимов – 8,8% акций Tengri (доверенное лицо Шайкенова)

На тот момент Шайкенов также занимался строительным бизнесом в Алматы, и его компании, включая ТОО «Alips», ТОО «GillCon» и ТОО «Aria project», были связаны со строительством ЖК «Ботанический бульвар», «Жасмин» и «Ария», в которых были непроданные помещения.

Кого нет на скамье подсудимых

Отметим, что троица – Шайкенов, Ильясов и Беккали – фигурирует на протяжении всего обвинительного акта. Однако Беккали сбежал в США и находится в розыске. Его дело расследуют отдельно.

Ильясов на открытии филиала Tengri Bank (фото – «Курсив»)

Также в деле фигурировал Жолдасбай Аманжолов – дядя Шайкенова, учредитель одной из подконтрольной Шайкенову компании Ivy group. Утверждалось, что он являлся номинальным владельцем имущества Шайкенова и залогодателем. Однако Аманжолов погиб под колесами авто. Водитель скрылся с места происшествия.

Среди обвиняемых нет и Тимура Куанышева – он называется инициатором сделки по вхождению Шайкенова в банк.

В 1990 году Тимур Куанышев вместе со своей женой Альфией основали инвестиционную компанию Batt Invest. В 2015 году Тимур Куанышев стал председателем совета директоров Tengri, а затем главой СД в Tengri Bank  (10.07.2019 г. – 15.05.2020 г.). В первом полугодии 2010 года Альфия Кунышева приобрела 11% акций Tengri. Она была акционером до второй половины 2020 года.

Любопытный факт: чета Куанышевых – единственные казахстанцы, лично приглашенные на свадьбу британского принца Уильяма и Кейт Миддлтон.

Ликвидационная комиссия Tengri Bank на предварительных слушаниях требовала вернуть дело на дополнительное расследование, считая преждевременным прекращение уголовного преследования в отношении Тимура Куанышева. Однако Куанышев так и не стал подсудимым.

Покупка акций с помощью кредита

Шайкенов и Ильясов решили занять денег для покупки акций. Именно отсюда стартует карусель займов.

Но вначале детально рассмотрим сам процесс.

В августе 2015 года подконтрольные Шайкенову компании подали в Банк Астаны заявки на получение займов. ТОО «Ivy Group» (директор Ильясов) получил 1,9 млрд тенге сроком на 12 месяцев (чтобы формально приобрести 100% доли уставного капитала ТОО «Alips» и имеющихся на балансе помещений у номинального учредителя Ыдырыса). В залог предоставлено имущество Шайкенова, зарегистрированное на родственников его супруги.

Полученные средства на основании формального договора купли-продажи от 9 сентября 2015 года были перечислены Ыдырысу (в качестве залогового обеспечения предоставлено имущество Шайкенова).

В тот же день Ыдырыс приобрел 2 млн акций банка Tengri.

ТОО «Aria Project» тоже под фиктивным предлогом (покупка ТОО «Gillcon» и имеющихся на балансе помещений у номинального учредителя Алимова) получила заём в 1,9 млрд тенге. Залог был тот же. Полученные деньги через договор купли-продажи ушли Алимову.

Сразу же Алимов приобрел 1,95 млн акций банка.

ТОО «Новоникольский» и ТОО «A-Treasure» подали заявки с целью приобретения акций АО  «Punjab National Bank Казахстан».

Первая компания получила 2,7 млрд тенге займа, из которых 2,5 млрд тенге ушли на покупку 944 тысяч акций Tengri у Альфии Куанышевой. Оставшиеся 230 млн тенге ушли на досрочное погашение займа.

ТОО «A-Treasure» (в последующем переименован в ТОО «Paranoid») получила заём в 3 млрд тенге. 2,7 млрд потрачены на покупку 1 млн акций у Жакуповой С.К. Оставшиеся 256 млн тенге ушли на досрочное погашение займа.

Так Шайкенов после приобретения вышеуказанных акций, оформленных на его доверенных лиц и компании, стал крупным участником банка. Другие участники распределились так:

  • Ыдырыс – 9,1%;
  • Алимов – 8,8%;
  • ТОО «Новоникольский» – 4,3%;
  • ТОО «A-Treasure» – 4,8%.

28 сентября Шайкенов был назначен председателем правления Tengri Bank решением совета директоров. В связи с этим он получил право первой подписи во всех банковских документах и стал руководителем исполнительного органа банка.

Ильясова назначили заместителем председателя банка. Беккали назначили управдиром, членом кредитного комитета (впоследствии дорос до зампреда).

Отмечается, что Шайкенов, Ильясов и Беккали совместно с другими лицами, включая членов коллегиальных уполномоченных органов, были обвинены в совершении преступления в период с октября 2015-го по март 2019 года. Обвинение подразумевает их участие в «сговоре с целью совершения преступления». Среди обвиняемых указаны имена различных должностных лиц, которые были членами большого кредитного комитета, малого кредитного комитета и других должностей в указанный период.

Обвинение считает, что Шайкенов и Ильясов привлекли к себе в помощь своих доверенных лиц Асета Жадыкова и Алмаса Бакытова, которые не имели опыта работы в финансовой и банковской сферах.

Бакытов отвечал за привлечение физических лиц для регистрации на них ТОО, на них впоследствии оформлялись займы.

Также он контролировал и организовывал процесс первичных и частичных погашений полученных займов и координировал номинальных заемщиков.

Жадыков также искал "физиков" и покупал различные ТОО.

Говорится, что в сговоре также были члены большого и малого кредитного комитета – Динеш Кумар, Нирмал Сингх и другие.

Они должны были подписывать протоколы заседания кредитных комитетов, невзирая на то, что займы выдавались «на необоснованных льготных условиях, под сомнительные и неутвержденные залоги» (а иногда залоги не принадлежали заявителю), а подавали заявку физлица с отрицательной кредитной историей и в целом не соответствовавшие требованиям кредитной политики банка и законодательства в целом.

Фиктивные компании указывали следующие фиктивные цели для займов:

  • пополнение собственных оборотных средств;
  • приобретение основных средств;
  • потребительские цели.

Бижанов в процессе суда заявил, что вынужден был подписывать одобрения комитета, находясь под давлением Шайкенова. При этом сообщалось, что Шайкенов продолжал оказывать давление и при первом допросе в ДЭР.

Бижанов также указал, что начал работать в Tengri Bank с декабря 2015 года на должности главы управления финансовых рисков и не имел отношения к кредитному комитету до августа 2016 года. Потому не был причастен к выдаче кредитов, направленных на погашение долгов в другом банке.

По словам Бижанова, Шайкенов, Ильясов и Беккали прекратили практику регистрации протоколов заседаний кредитного комитета. Протоколы заседаний кредитного комитета подписывались его членами задним числом, уже после выдачи кредитов. Отрицательные заключения о рисках выдачи кредитов переделывались по требования руководителей банка. Кредиты выдавались на основании выписок из протокола заседания кредитного комитета, который подписывал только секретарь.

Экспертиза также заключила, что был факт замены листов протоколов заседаний кредитного комитета. Протоколы составлялись значительно позже фактического проведения заседания. Многие страницы были заменены до формирования досье и потому невозможно выявить степень ответственности членов кредитного комитета.

Роль Куанышева не обозначена в деле

Хоть Куанышев в деле выступает не просто весомой фигурой, но и чуть ли не главный подстрекатель, в материалах дела он выглядит будто невинный наблюдатель.

Но вначале чуть больше расскажем, что это за человек.

Отец Куанышева – Оразбек Куанышев, министр хлебопродуктов Казахской ССР.

В 1989 году Куанышевы основали инвестиционную корпорацию БАТТ. Это компания инвестирует во все, в том числе и в сферу добычи нефти.

Брат Тимура Дулат всю карьеру связан с посольской деятельностью. С 2010 по 2014 год был полномочным послом Казахстана в Индии. Именно в 2010 года Куанышевы вошли в индийский банк и реорганизовали его в Tengri.

Альфия и Тимур Куанышевы (фото – Facebook)

«Международный консорциум журналистов-расследователей» провел расследование и опубликовал так называемый Swiss Leaks.

Согласно данным материала, швейцарское отделение второго по величине банка в мире HSBC предлагало содействовать в уклонении от налогов и создавало секретные счета.

В расследовании говорится, что 82 клиента, связанных с Казахстаном, открыли 251 секретный счет с 435 млн долларов.

В публикации уверяется, что на счетах Куанышева в Швейцарии имелось 10 млн долларов в 2006-2007 годах.

Пара является меценатом «Фонда принца Чарльза для детей и искусств» и поддерживает Лондонский Королевский театр оперы.

Согласно обвинению, именно Куанышев предложил должность Шайкенову и поставил условие – выкуп дополнительно выпускаемых акций.

В 2019 году оба повздорили – Шайкенов через 36,14% голосующих акций своих подконтрольных компаний и «физиков» отстранил Куанышева от должности главы СД. Шайкенов занял эту должность, а председателем правления банка поставили индийца Динеша Кумара.

Погашение долгов долгами

Чтобы погасить долг перед Банком Астаны за покупку акций, Шайкенов «посвятил в свои преступные планы» номинального директора ТОО «Aria Project» Алибека Оразбекова и предложил ему выступить в качестве заемщика.

28 октября Tengri Bank выдал Aria Project заём в 1 млрд тенге (долг ТОО перед Банк Астана составлял 1,9 млрд тенге). Под залог предоставлены 16 квартир (которые позже были зарегистрированные на ТОО «GillCon») и нежилое помещение в ЖК «Жасмин».

В тот же день Aria Project перевела полученные средства на частичное погашение займа перед Банк Астаны. В мае 2018 года Aria Poject получила еще 365 млн тенге займа.

Шайкенов поручил своему доверенному лицу Асету Жадыкову найти физлицо, на которое можно оформить очередной заём. Им стал родственник Жадыкова – Тугельбаев С.А. 22 мая от его имени создали компанию ТОО «Capital Rent» и указали, что он получает до 2,5 млн тенге, будучи директором.

23 июля Тугельбаев подал заявку в Tengri Bank на заём в 365,5 млн тенге. Под залог был предоставлен земельный участок в Алматы, который даже не принадлежал Тугельбаеву. Деньги были получены и сняты со счета от имени Тугельбаева.

В июле 2018 года Жадыков попросил своего сотрудника в ТОО «Tau Development» Кадырбекова Е. С. взять кредит в Tengri Bank на 410 млн тенге.

Ильясов предоставил фиктивные сведения: мол, Кадырбеков уже год работает в ТОО «Export менеджмент» (который тогда еще не был основан) и получает 1,8 млн тенге в месяц. Под залог предоставили участок в 1,1 га, который, опять же, не принадлежал заёмщику.

Заём был предоставлен, и в тот же день деньги были сняты от имени Кадырбекова.

4 сентября ТОО «Aria Project» выплатило 774 млн тенге долга Tengri.

В июле 2018 года Жадыков попросил своего друга Макишева Е. К. выступить заемщиком.

Вновь были предоставлены фиктивные сведения, согласно которым Макишев в течение года работает директором ТОО «Аргус спектр» с месячным окладом в 1,5 млн тенге.

В августе Макишев получил 481,5 млн тенге займа. В тот же день Оразбеков перевел на расчетный счет ТОО «Aria Project» 481 млн тенге, которые ушли в уплату долга перед Tengri Bank.

В июле 2018 года Жадыков привлек сотрудника известной строительной компании Tau Development Иембергенова Е.К. Ему создали ТОО «Альта Транс», указали оклад в 2,5 млн тенге. В сентябре 2018 года Иембергенов получил 288 млн тенге, которые ушли на расчетный счет ТОО «Aria Project».

В ноябре 2018 года троица выкупила ТОО «Pannan». Доверенное лицо Шайкенова Алмас Бакытов нашел для нее руководителя, своего знакомого – Нургали Сатжанова.

В декабре Сатжанов получил 404 млн тенге займа от Tengri Bank. Из Pannan деньги ушли в подконтрольную компанию ТОО «Sanyianki Kazakhstan», откуда отправились в другую подконтрольную компанию – ТОО «АльтаТранс и дошли до Иембергенова.

100 млн тенге ушли на счет Макишева и далее были направлены на частичное погашение его обязательств перед банком. 301 млн тенге направлены на погашение обязательств Иембергенова…

Так в разном темпе продолжалось до 2019 года. Займы были от 100 млн тенге до пары млрд тенге. В некоторых случаях брались кредиты и в долларах. Под залог предоставлялись техника, авто, помещения и прочая недвижимость. В большинстве случаев залог не покрывал кредит, а иногда и вовсе мог отсутствовать.

Последний финт

В июле 2019 года Шайкенова освободили от должности.

С августа 2019-го по июль 2020 года проводились судебные разбирательства по иску Шайкенова к Tengri Bank.

В июне 2020 года Tengri Bank попросил генпрокуратуру начать досудебное расследование. Обвинение считает, что в июле того же года Шайкенов решил вернуть власть в банке себе. Он встретился с Куанышевым и договорился о выкупе 18% акций банка. Взамен он пообещал забрать себе долги 10 физлиц, Жакупова и Тулегенова перед Tengri Bank. В конце месяца Шайкенова избрали председателем совета директоров банка.

Шайкенов хотел закрыть задолженности компаний структуры Куанышева путем использования торгового комплекса с объектами обслуживания и складскими помещениями, который принадлежал ТОО «Alua Asset Managment» и находился в залоге за кредит. Однако стоимость этого имущества не была достаточной для покрытия всех задолженностей компаний Куанышева.

Шайкенов поручил Андрею Каткову (ранее возглавлял департамент проблемных кредитов) провести переговоры с директором оценочной компании Sarzhan Invest Group Муслимом Саржановым, чтобы завысить оценку стоимости этого торгового комплекса и создать иллюзию, что его стоимость позволит покрыть все задолженности.

В итоге торговый комплекс с другими объектами оценили в 4,2 млрд тенге.  Судебно-товароведческая экспертиза же дала оценку в 1,9 млрд тенге.

Шайкенов вместе с Ильясовым и Катковым решили передать проблемные кредиты подставным коллекторским компаниям. С этими компаниями от имени банка Катков должен был заключить договор об оказании услуг по взысканию.

В итоге подставные лица возглавили шесть коллекторских компаний.

Долги структур Куанышева перевели на аффилированные Шайкенову и Ильясову ТООшки – QazprodTrade и GrandTeam. Эти компании возглавили Бакытов и Бактыбаева. Теперь 18% принадлежали де-юре этим ТОО, а де-факто – Шайкенову.

В августе Каткова повысили до зампреда? и почти сразу он стал и.о. председателя правления.

18 августа АРРФР выдало предписание, которое запрещало банку проводить определенные сделки. Оно запрещало банку освобождать и передавать имущество, которое было предоставлено в качестве обеспечения для непогашенных займов, и заменять это имущество на другое, которое имеет меньшую стоимость и сложнее продать. Также запрещалось проведение других сделок, которые могли привести к уменьшению ожидаемого возврата по займам. Однако Шайкенов проигнорировал предписание и передал коллекторским компаниям взыскание проблемных кредитов.

Коллекторские компании взяли на себя обязательства по оплате задолженности на общую сумму в 9 млрд тенге. Акции приобретены путем получения обязательств должников. Всего их оценили в 9,3 млрд тенге.

Ильясов и Жадыков были задержаны в ноябре 2020 года. В феврале 2021 года сотрудники АФМ задержали Шайкенова.

Вначале сотрудники финмониторинга говорили, что топ-менеджеров подозревают в хищении на сумму в 5,4 млрд тенге.

Смягчающие обстоятельства у Шайкенова – «чистосердечное раскаяние и наличие несовершеннолетних детей».

Шайкенов сейчас находится под домашним арестом.

Уголовное дело по пятерым подозреваемым прекращено «за деятельным раскаянием».

Дело несколько раз возвращали в прокуратуру по ходатайству потерпевших и стороны защиты. В последний раз дело передали по подсудности в Бостандыкский районный суд №2.

По требованию ликвидкомиссии Tengri Bank действия Шайкенова были переквалифицированы со статьи «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества в особо крупном размере» на «Злоупотребление полномочиями, совершенное руководящим работником финансовой организации». То есть произошло смягчение: переквалифицировали с тяжкого преступления на преступление средней тяжести.

По этой статье Шайкенову грозило до четырех лет лишения свободы, либо штраф в размере 4000 МРП (более 12 млн тенге), а по статье 189 – от семи до 12 лет заключения.

Важно отметить, что ликвидкомиссия предпринимает действия по согласованию с АРРФР.

Но в итоге дело поступило в суд по статье «Хищение» и «Злоупотребление полномочиями, совершенное руководящим работником финансовой организации».

Про причастность индийских партнеров Шайкенова BES.media расскажет в следующих материалах.

Слушания в суде дела о хищениях в Tengri Bank продолжаются.

Подпишись на Telegram-канал BES.media >>  https://t.me/bessimptomno 
у вас есть чем поделиться или вы стали очевидцем событий пишите, присылайте фото, аудио и видео, документы, в наш анонимный бот @bessimptomno_bot