Мы разрешаем использовать наши материалы при условии активной гиперссылки на сайтBES.media.

Запрещена перепечатка агитационных материалов.

Новости

Дело Astana LRT и BRT разваливается: ключевой свидетель изменил показания

15.12.2022
Эскиз BRT в Астане
Это обстоятельство может ухудшить положение допрошенного, несмотря на это он решил рассказать всю правду в суде.

В Астане продолжается суд по делу о хищении на стадии проектирования легкорельсового транспорта – LRT и скоростного автобусного транспорта – BRT, а также интеллектуальной транспортной системы – ИТС.

Под стражей четвёртый год сидят мелкие сошки – проектировщики, подрядчики, субподрядчики, которым вменяют хищение 5,8 млрд тенге.

Всего подсудимых, которым вменяются уголовные статьи, девять: пятеро выступают в суде из СИЗО -  Аманжулов, Нурпеисов, Ачилов, Касабаев, Мусенов, двое находятся под домашним арестом - Абдыхамитов, Ашим, ещё двое объявлены в международный розыск - Ардан, Султанбеков.

А вот гражданский иск распространяется на 12 человек, это все вышеперечисленные плюс трое – двоюродный брат Талгата Ардана и его любовница, Самат Сванбаев и Айжан Акбаева. Третий – бывший технический директор ТОО «Астана ЛРТ» Айтказы Арыкбаев. Их освободили от уголовной ответственности за «деятельное раскаяние» и перевели в статус свидетелей. Если суд скажет «виновны», то им нужно будет вместе со всеми лишь возмещать ущерб, в то время как остальным в довесок грозят тюремные сроки.

Брат и любовница Ардана в новом суде придерживались прежней версии. А вот Айтказы Арыкбаев кардинально изменил показания. Его допрос дал большую трещину в деле и заставил понервничать прокурора, который, спасая «тонущий корабль», перешёл к угрозам.

Прокурор: - Ранее вы говорили, что реализацию проектов LRT и BRT ранее лоббировали Султанбеков и Ардан. А сейчас в суде вы дали иные показания. Почему такая разница?

Арыкбаев: - Я могу только сказать, что я настаиваю на своих последних показаниях, и не буду говорить о причинах моих показаний 2020 года.

Он добавил, что если скажет, то для него могут наступить нежелательные последствия.

Однако отказ в даче детальных пояснений не удовлетворил ни судью, ни прокурора.

Судья: - «Интересы основных поставщиков услуг, принимавших участие в реализации проектов LRTи BRT, лоббировались Султанбековым и Арданом, в частности, испанскую компанию Tipsaлоббировал Султанбеков», - огласила судья прошлые показания. - Вы эти показания не подтверждаете и основываетесь на тех показаниях, которые дали в суде. Правильно?

Арыкбаев: - Да.

Прокурор: - А в связи с чем вы дали такие показания следствию?

Адвокат Хамида Айткалиева: - Свидетель ясно сказал, что не будет говорить о причинах дачи таких показаний.

Прокурор: - У свидетеля нет такого права.

Судья: - У свидетеля нет права отказаться от своих показаний. И это самый объективный вопрос, который появляется: вас кто-то принуждал к даче показаний на стадии досудебного производства?

Адвокат Айткалиева: - У свидетеля есть право отказаться не свидетельствовать против себя самого. Он сказал, что, пользуясь своим правом, в своих интересах, проконсультировавшись с адвокатом, придерживаться тех показаний, которые были даны в суде. А те показания, которые были даны в ходе досудебного следствия, он не подтверждает. Я считаю, что дальнейшее выяснение этого обстоятельства является прямым давлением на свидетеля, находившегося под определённым давлением в ходе следствия.

Прокурор: - Но получается, что в ходе следствия он давал ложные показания, а за это тоже есть уголовная ответственность. Мы хотим выяснить, в связи с чем давались такие показания?

Адвокат Айткалиева: - Это давление на свидетеля.

Арыкбаев: - Дело в том, что было определённое давление ещё тогда со стороны следствия.

Судья: - А кто оказывал давление на вас?

Арыкбаев: - Следователь Шаленов (руководитель межведомственной следственно-оперативной группы).

Судья: - А чем вам угрожал Шаленов?

Арыкбаев: - Чем может угрожать следователь? Он говорит – я вас посажу и все. Он сказал: «подпишите эти показания, остальное потом. Если вы будете придерживаться этих показаний, на этом и закончим. И мы вас не будем привлекать к уголовной ответственности». Кое-какие вопросы, когда их не устраивало, они немного подправляли. Говорили: «надо немножко по-другому написать», корректировали меня. Понятное дело, когда давление оказывается, надо же на кого-то показать. И говорили: «напишите так, предварительно». Я говорю: «ну, если так оно не было, что делать?» Они давят таким образом, что якобы тем самым способствовал, тогда будет «пособничество», «по такой-то статье будем вас привлекать».

***

Читайте также:

***

Кроме этого, свидетель Арыкбаев твёрдо заявил, что хищений, завышений цен на услуги, невыполненных работ и прочего, в рассматриваемый в суде период, вообще не было и не могло быть, потому что всё делалось по международным стандартам. Вдобавок он резонно заметил, что с 2013 по 2018 годы проводилась не одна, а целых 38 проверок.

«38 раз проверяли нас: Департамент внутреннего государственного аудита, из них 36 раз не было никаких замечаний, не было ущерба или каких-то невыполненных работ. Никто об этом не говорил. Даже PriceWaterhouseCoopers (международная аудиторская компания) когда проверили, ни Счётный комитет, никто не говорил о нарушениях», - подчеркнул свидетель, тем самым разнеся в пух и прах всю версию обвинения.

Такого развития событий прокурор, судя по всему, не ожидал. Но его реакция не заставила себя долго ждать. На следующем заседании он заявил, что хочет, чтобы Антикор провёл проверку показаний Арыкбаева, собственно на давление с их стороны он и жаловался. Также он просил суд в последующем приобщить к материалам дела результаты проверки.

Для чего это делается, пока остаётся неясным. Быть может проверка подразумевает приглашение свидетеля, ставшего неугодным, на «профилактическую беседу»?

Стоит напомнить, что ранее судья назначала проверку жалоб подсудимых на применение незаконных методов следствия сотрудниками Антикоррупционной службы на досудебной стадии производства. Результаты оказались слишком очевидными – «факты не подтвердились». К слову, вся проверка заключалась в монологах следователей Антикора, это даже допросом сложно назвать – оно не содержит конкретных фактов, доказательств, всё основано на личных мнениях и необоснованных умозаключениях.

***

Читайте также:  «Другого ожидать не приходится»: прокурор не увидел нарушений в действиях следователей Антикора по делу LRT и BRT

***

Защитники уверены, что просьба прокурора обратиться к антикоровцам – это ни что иное, как способ оказания давления на свидетеля.

«Он же пояснил, Арыкбаев, почему он согласился на прекращение по этой статье 65-й, почему у него были такие показания, действия. Я думаю, вы действительно в совещательной комнате дадите оценку. Сегодняшний вот этот рапорт, это чистое давление на свидетеля. Вот на первый взгляд, это вроде бы такое безобидное ходатайство, и даже вроде бы как в рамках УПК, но на деле это недопустимый метод давления прямо в зале суда», - отметила адвокат Сауле Акатова.

Последует ли месть в отношении Арыкбаева в виде ухудшения его положения или нет пока неизвестно. Суд продолжается.